Внутренний реализм и объективность научного знания

Main Article Content

Ринат Нугаев

Аннотация


Рассмотрены как доводы за, так и аргументы против конвергентного реализма, такие как «тезис о недоопределенности теории фактами» и «историческая мета-индукция». Утверждается, что для того, чтобы ответить на вызовы этих контраргументов, конвергентный реализм должен быть изменен как за счет отбрасывания или существенной модификации одного или нескольких положений из «защитного пояса» этой исследовательской мета-программы, так и за счет добавления новых гипотез в ее «твердое ядро». Две известные альтернативы конвергентного реализма – это т. н. «вещественный реализм», предложенный Ненси Картрайт и Йаном Хакингом и т. н. «структурный реализм», предложенный Джоном Уорраллом. Основной недостаток «вещественного реализма» – недооценка роли теоретических (и особенно фундаментальных) законов. Главный недостаток «структурного реализма» – то, что ограничение теоретических утверждений структурными требованиями неэффективно: из-за зыбкости границ между теоретическим объектом и его структурой мы всегда можем переформулировать высказывания об объектах в высказывания о структурах. Обе концепции относятся к разновидности «метафизического ревизионизма», обеспечивая переформулировку на более «приличном» философском языке идей старого доброго конвергентного реализма и применяя ad hoc модификации известных философских решений, полученных сначала в рамках антиреалистских течений. Утверждается, что для того, чтобы преодолеть те трудности, с которыми сталкивается конвергентный реализм, надо сделать шаг к переходу от классического, «метафизического» реализма к неклассическому или «внутреннему» реализму. Этой разновидности реализма соответствует т.н. «когерентная» концепция истины. «Внутренний» реализм легко разрешает парадокс множественности эмпирически-эквивалентных теоретических описаний и проблему исторической мета-индукции, но получает вместо них проблему объективности научного знания. Откуда в рамках «внутреннего» реализма может взяться (да еще и возрастать) эта его объективность? – Один из ответов на этот вопрос может предложить модель роста научного знания, разрабатываемая в работах Р. М. Нугаева и – независимо – Питера Галисона. Действительно, каждая парадигма, исследовательская программа и т. д. представляет собой «внутренний», локальный взгляд на мир, обусловленный особенностями той культуры, в которую «погружен» ее создатель (Аристотель, Ньютон, Максвелл, Рассмотрены как доводы за, так и аргументы против конвергентного реализма, такие как «тезис о недоопределенности теории фактами» и «историческая мета-индукция». Но процесс «встречи» разных парадигм приводит к их реальному взаимодействию. Промежуточным, но необходимым этапом взаимодействия является конструирование систем гибридных объектов. Через них происходит проникновение методов и понятий одной парадигмы на территорию другой. В результате «притирки» возникают новые теории, которые лучше согласуются друг с другом. Согласование научных теорий приводит к тому, что антропоморфные, локальные компоненты структуры научного знания, хранящие следы случайных особенностей генезиса парадигмы, частично устраняются. В процессе конкуренции и согласования «выживают» более универсальные компоненты, имеющие более объективное значение. Показано, что процесс получения объективного знания в том смысле, о котором говорилось в предыдущих разделах, имеет место и в современной теории суперструн. Список трудностей этой теории весьма значителен, и ясно, что о какой-либо последовательной, самосогласованной и экспериментально подтвержденной Теории Всего на Свете и речи быть не может. Но мы все-таки можем говорить о начале успешного согласования, взаимопроникновения общей теории относительности и квантовой теории поля. В этом отношении основным достижением теории суперструн является то, что она изменила ОТО так, чтобы сделать ее совместимой с квантовой теорией. На повестке дня стоит приведение квантовой теории в соответствие с ОТО.


Article Details

Выпуск
Раздел
Статьи